Угрозы глобальной роботизации на примере «китайской модели» в Африке - «Технологии» » «Новости Дня»

✔ Угрозы глобальной роботизации на примере «китайской модели» в Африке - «Технологии»

24 октября 2019
10:35
Угрозы глобальной роботизации на примере «китайской модели» в Африке - «Технологии»
В России грядет роботизация. Премьер-министр Дмитрий Медведев уже призывает граждан задуматься о переквалификации. Заглянуть за горизонт и узнать, какие вызовы российскому обществу несет массовое внедрение роботов можно на примере сотрудничества африканских стран и китайских телекоммуникационных компаний. На форуме «Открытые инновации» 22 октября он поделился видением роботизации в России. По словам Медведева в стране существует «достаточно неплохая база» для начала применения роботов. Премьер-министр отметил, что России необходимо «готовиться к серьезной переквалификации людей». В то же время глава правительства заверил, что «ничего такого фатального не наступит», а человечество все же придумает, как сохранить рабочие места за людьми.
О рисках массовой потери работы ранее высказывался депутат Госдумы Олег Шеин. По мнению депутата, труд 15 млн россиян, не требующий серьезной квалификации, вскоре может оказаться невостребованным. Схожая ситуация ожидает и остальной мир. Согласно прогнозу исследователей из Оксфорда Майкла Осборна и Карла Фрея 47% рабочих мест в США могут быть автоматизированы в течение 20 лет.
Точное число россиян, которых затронет роботизация, конечно же неизвестно. Тем не менее, их количество, вероятно, окажется достаточным для возникновения существенного социального напряжения, в случае непоследовательных действий со стороны властей. Поэтому необходимо, чтобы российское гражданское общество смогло выработать условия, на которых передовые технологии и будут внедряться. Важность этих условий демонстрируют кейсы сотрудничества африканских стран с китайскими телекоммуникационными компаниями.

Бремя оптоволокна


Для Китая богатая ресурсами Африка уже давно является площадкой приложения новейших технологий и инвестиций. КНР застолбила за собой место важного игрока на континенте. Тем не менее, внешней политикой Китай не ограничивается. Существенную роль Пекин играет в процессе развития Африки. Совершая рискованные инвестиции в передовые сферы экономик континента, Пекин несет свет технологического прогресса и угрозы современной цивилизации. Одной из таких сфер являются ИКТ, информационно-коммуникационные технологии.
Проникновение китайских телекоммуникационных компаний на африканский рынок было стремительным. Первой заход на континент совершила китайская Huawei в 1998 году, открыв представительство в ЮАР. Позднее за ней последовала ZTE. Обе компании являются лидерами отрасли в Китае. На данный момент Huawei имеет представительства в более 40, а ZTE в более 20 странах Африки.
Зайдя на африканский рынок, китайские компании, закаленные жесткой конкуренцией, смогли быстро потеснить западных коллег: Ericsson и Nokia. Основу стратегии китайских гигантов составила ценовая политика. Huawei, будучи первой китайской компанией, получила преимущество первопроходца. Ее цены были на 5–15% ниже, чем у конкурентов. ZTE пошла по пути демпинга, предлагая цену на 30–40% ниже.
Экспансия китайских компаний встретила активную поддержку со стороны правительства Китая. Разработанная Пекином в 1999 году стратегия «Выхода вовне» подразумевала завоевание, иностранных рынков и поощряла инвестиции. Правительство предоставляло крупный объем экспортных кредитов, приглашало делегации двух компаний на дипломатические переговоры с африканскими чиновниками. Китайские банки кредитовали страны Черного континента с условием покупки оборудования у Huawei или ZTE.
Тем не менее, успех компаний вовсе не сводится к усилиям китайского правительства, низкой цене продукции и услуг. Оба телекоммуникационных гиганта не чураются рискованных контрактов. Они обеспечивают связь в труднодоступных местах и мелких населенных пунктах. Кроме того, компании имеют отделы НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) в африканских странах для подгонки «железа и софта» под нужны рынка.
В настоящее время Huawei работает над грандиозным проектом под названием PEACE (Пакистано-Восточно-Африканский экспресс кабель) в рамках глобального «Цифрового Шелкового пути». К концу 2019 года компания при помощи интернет-кабеля длинной в 6 тыс. км свяжет Пакистан, Египет и ЮАР. На втором этапе планируется соединить ЮАР с Европой, а общая длинна кабеля составит 13 тыс. км (протяженность Транссиба 9,2 тыс. км).
Китайские Huawei и ZTE стали посланниками мобильной революции в Африке. Результаты их деятельности имеют колоссальное влияние на развитие континента. В то же время, китайским компаниям в Африке приписывают организацию массовой слежки за политическими оппонентами и экспорт авторитаризма.

Большой черный брат


Экспансия китайских телекоммуникационных компаний создает новую пугающую реальность на африканском континенте. Китайские передовые технологии, применяемые для обеспечения связи, прекрасно дополняются средствами блокировки неугодного контента, массовой слежки за поведением пользователей сети и членами оппозиции, а также системами искусственного интеллекта и распознания лиц.
В авангарде внедрения китайских технологий Эфиопия, Зимбабве, Замбия и Уганда. Страны наиболее последовательно осваивают «китайский путь» в развитии ИКТ. Эфиопия является одной из первых африканских стран в деле привлечения китайских инвестиций. На развитие информационно-коммуникационной сети с 2006 г. страна получила более $ 3,5 млрд. Получателем инвестиции выступил государственный монополист Ethio telecom, а его партнерами стали Huawei и ZTE.
Результат работы китайских компаний впечатляет — количество пользователей мобильной сети возросло в 19 раз. Вместе с тем Эфиопия получила передовой инструмент контроля над своими гражданами. К примеру, правительство поставило на поток блокирование оппозиционных СМИ, блоггеров и интернет-страниц. Для слежки широко используют записи телефонных разговоров. Кроме того, силовые органы применяют программы, предоставляющие доступ к паролям, файлам, микрофону и вэб-камере любого компьютера в стране.
Собранные таким образом данные используются в качестве материалов в уголовных делах. Тем не менее, для получения реального срока вовсе необязательно обсуждать политику по телефону или хранить запрещенные файлы. Достаточно звонка от абонента другого оператора. Поскольку в стране он только один — Ethio telecom, то остальные, иностранные, под подозрением. Принявшего такой звонок эфиопа как минимум ожидает задержание и допрос в полицейском участке.
На более высоком технологическом уровне строит сотрудничество с Китаем Зимбабве. В апреле 2018 года страна подписала соглашение с китайской Cloudwalk о внедрении технологии по распознаванию лиц. Компания построит дата-центр в Зимбабве, а также займется подгонкой оборудования. Размещение камер системы планируется в аэропортах, на вокзалах и автобусных остановках.
Такой шаг правительство Зимбабве формально объясняет высоким уровнем преступности и заботой о безопасности граждан. В то же время правительство не волнует, что персональные данные целой страны в итоге осядут на серверах Cloudwalk в провинции Гуандун. Вероятно, затем они будут использованы для улучшения уже работающей китайской системы.
Правительства Замбии и Уганды тоже не гнушаются опытом Эфиопии с одной лишь разницей, что слежку отдают Huawei. В недавно опубликованном докладе Wall Street Journal указывается, что сотрудники компании помогали правительству Замбии получить доступ к страницам оппозиционеров в Facebook, а также отследить их геолокацию. В Уганде силовики запрашивали помощь компании для взлома аккаунтов WhatsApp и Skype лидера оппозиции. Китайская компания любезно согласилась, и через два дня аккаунты были взломаны.

Указывая на березу, ругать баобаб


Какой же вывод следует из анализа деятельности китайских телекоммуникационных компаний в африканских странах? Вероятно, убежденность в том, что они являются гонцами надвигающейся тотальной цифровой диктатуры. Однако на самом деле это не так.
Южноафриканский исследователь Иджинио Гальярдоне отмечает, что Китай не навязывает странам авторитарную модель развития ИКТ. Напротив, Китай уважительно относится к видению технологий, которое существует в конкретной стране. Более того, зачастую инициативу по внедрению технологий проявляет не китайская, а африканская сторона. Кейсы относительно демократичных стран, таких как Кения и Гана, доказывают возможность различного использования китайских технологий без внедрения систем массовой слежки.
В то же время, особенностью работы китайских компаний является преимущественное взаимодействие с государственными структурами, а не с частными компаниями. Этот факт, безусловно, наводит на мысль о том, что китайские гиганты все же транслируют некоторое видение ИКТ. Тем не менее, необходимо помнить, что правила игры задают не китайские компании, а африканские чиновники. Следовательно, Китай, скорее, играет роль «честного маклера», обеспечивая любые технологические прихоти африканских царьков.
Африканский трек китайских телекоммуникационных компаний раскрывает важную особенность процесса внедрения передовых технологий в разных странах. Он показывает, что современные технологии приходят во все государства примерно в одно и то же время. Однако условия, на которых они внедряются, различны. В одних странах, использование технологий ведет к увеличению количества пользователей сети, созданию удобных сервисов и всяческому повышению качества жизни. В других странах вместе с благами современной цивилизации выстраиваются системы массовой слежки.
Именно поэтому важно понимать, что технологическая неразвитость отдельной страны, в том числе России, в современном мире не является ее первостепенной проблемой. Роботы в любом случае будут экспортированы условным Китаем. Первостепенной задачей является обретение и защита гражданских прав, поскольку именно они будут определять условия, на которых эти роботы и будут внедрены. К примеру, будут ли у россиян в случае массовой безработицы бесплатные курсы переквалификации и пособия.
В условиях надвигающейся роботизации, проблема защищенности гражданских прав является вызовом для России. Период массовой роботизации страны, очевидно, будет крайне тяжелым и турбулентным, схожим с процессом индустриализации 20 века. Роботизация экзаменует и гражданское общество на способность отстоять свои права. Россия уже пережила колоссальную травму резких социальных трансформаций в 1930 годы, а потому не имеет права на повторение ошибки.
Валерий Сушков

Новости по теме






Добавить комментарий

показать все комментарии
Комментарии для сайта Cackle
→