• 21:00 – Новые лидеры AnTuTu: SoC Snapdragon 835 в почёте - «Интернет» 
  • 18:00 – Политстратег Белого дома: США ведут "экономическую войну" с Китаем - «Политика» 
  • 03:00 – Владимир Путин выразил соболезнования в связи с терактом в Барселоне - «Новости дня» 
  • 16:00 – Главы МИД России и Германии обсудили ситуацию вокруг КНДР - «Россия» 

Вечеринка инопланетян: сборник омского ЖЭК-арта-3 - «Новости Омска»




Мокренькая лисичка на пёстром пеньке с саморезами — странное, милое и пугающее одновременно зрелище

НГС.ОМСК в поисках новых творений из брёвен, шин и бутылок наткнулся на целую армию пёстрых существ.
Некоторые виды современного искусства не стоят в музеях, не обходятся в тысячи долларов и не обсуждаются мировыми критиками. Однако они тоже отражают культуру нашего общества. И вызывают у зрителей эмоции: удивление, восхищение, недоумение и даже немой крик: «Как автор до такого додумался?!». Мы уже видели распятых медведей, змей из лестничных перил, искренне пугались из-за металлических бабочек и верёвок, свисающих с деревьев. Настало время для третьего сборника омского ЖЭК-арта.




Искусный художник видит прекрасное там, где его не замечают остальные. Эти цветы встречают посетителей дома в Старом Кировске, хотя, возможно, его стоит назвать Странный Кировск...




...или Страшный Кировск. Хотя бы из-за этого! Зомби-игрушки вылазят из своих могил под кустами!




Когда человек устанет бежать от преследующих его игрушек, он может уютно отдохнуть прямо посреди клумбы.




Вообще, жители домов в районе остановки «Самарка» любят уют.




Усевшись в ближайшее кресло, можно посмотреть мультики.




В центре Омска, на улице 10 лет Октября, есть дворик, который трудно пропустить, ибо количество персонажей в нём превосходит все ожидания от ЖЭК-арта. Здесь ВСЁ с глазами. Это феерия, выставка и вечеринка инопланетян в одном флаконе.




«Шеф, а я вас вижу!».




«Аналогично».




При создании местных обитателей в ход пошло всё: горшки, клавиатуры, тапочки, кошачьи миски, CD-диски, шланги от пылесосов и чёрт знает что ещё. Глаза, похоже, выдирали у настоящих игрушек.




Этот товарищ, кажется, очень хочет обнять гостя и поцеловать, но смотрит в то же время с подозрением. 




Ни одного повторяющегося. Вы только посмотрите, насколько богатая фантазия у автора. Что примечательно, дворик очень маленький и в нём ещё есть место для песочницы и горки.




Хотя горку тоже кто-то оккупировал. 




Если зайти в центр двора, может показаться, что эти монстрики взяли тебя в кольцо и больше не выпустят. Не факт, что на перчатках этого подозрительного петушка просто красная краска.




Два бревна играют в прятки:
— Миша, хде ты?
— Гы-гы!




У всех этих ребят с разных планет здесь вечеринка.




«Дратути!».




Хотя некоторые мордашки подкупают своей умилительностью.




Ой, кто это тут спрятался?




Забавно, но эта неприглядная конструкция, шинная вакханалия, оказалась самым функциональным ЖЭК-артом. Дети действительно постоянно по ней лазят.




Среди домов на Карла Маркса есть памятники деревянного зодчества. Говорят, сначала откопали их, а потом вокруг построили Омск. 




В Китае есть захоронение восьми тысяч терракотовых воинов с лошадьми — терракотовая армия. В Омске тоже такая есть. Из дерева.




Дедушка Грибовичок. Лицо у него какое-то злое.




Кормушка во дворе на улице Марченко нас действительно насмешила. Аккуратно, с любовью сделанная столовая для птичек. Трудно сказать, могут ли птицы прочесть расписание на её крыше. 




Напоследок мы зашли во двор в Нефтяниках, который уже фигурировал в первом выпуске ЖЭК-арта, и увидели, что уделили местным творениям недостаточно внимания. После дождя игрушки выглядят вдвойне жутко. 




Пластиковый мирный пейзаж. Вышел зайка на крыльцо...




Фиаско на выступлении медведицы Маши — она попыталась дотянуться языком до пупка, но у неё вдруг лопнули швы после операции на ноге.




Почему рабочие реально не носят такие каски — это же отличная идея. Жёлтые каски дорожников можно было бы оформлять как колорадских жуков.




Когда мы увидели этот объект с другой стороны, то подумали, что это тест на испорченность. И мы провалили его.