• 19:33 – Взвешивание: Дэвид Хэй — Марк де Мори (Фото. Видео) - «Спорт» 
  • 17:31 – У вице-премьера Юрия Трутнева намечается майский визит в Токио - «Политика» 
  • 14:30 – «Школа современной пьесы» угрожает Волочковой внести ее в черный список поставщиков - «Новости Дня» 
  • 14:30 – В Токио показали новые логотипы Олимпийских и Паралимпийских игр 2020 года - «Новости Дня» 

Обратный отсчет - «Военные действия»

России остается только мечтать о подавляющем технологическом превосходстве СССР в космосе

17 марта правительство Российской Федерации одобрило Федеральную космическую программу (ФКП) на 2016–2025 годы, которая, как известно, не раз возвращалась на доработку. Объем бюджетного финансирования ФКП определен в 1,4 триллиона рублей. Что изменилось в ней после многочисленных поправок и секвестров? Сможет ли ее реализация улучшить имидж Роскосмоса, серьезно подорванный серией неудачных пусков в 2010–2015 годах?

Из-за экономического кризиса ряд программ попал под сокращение. Первый пилотируемый полет на Луну отсрочен на пять лет. Можно забыть о разработке возвращающейся первой ступени. Расстаемся с надеждой на быстрое решение задачи борьбы с астероидами. Помимо перечисленных усекновений есть и другие. Но только ли кризис всему виной?

По течению «Ангары»

Первый пилотируемый полет с космодрома Восточный на Луну отодвигается на 2030–2035 годы. Не до конца ясна судьба сверхтяжелого носителя, на котором осуществлялись бы такие полеты. В новом проекте ФКП задел для экспедиции на спутник Земли будет создан лишь после… 2035 года. Это напоминает строительство коммунизма, который тоже все время отодвигался. Но бесконечно дурачить население оказалось невозможно. Так и с планами Роскосмоса. Через 20 лет за провал и спросить-то будет не с кого.

“ Георгий Гречко: «Ангара» – несуществующая ракета. Ее придумали еще при Ельцине, она морально устарела» ”
Больше всего беспокоит судьба сверхтяжелого носителя, без которого России сложно выполнить программу военного освоения космоса и обороны страны («Навстречу утренней заре – на «Ангаре»). Мне могут возразить: не от хорошей жизни отказываемся от таких проектов. С этим не поспоришь. Но нельзя не учитывать, что в мировом ракетостроении ставка делается на повышение грузоподъемности носителей. А мы идем не в ногу. Повторю: сверхтяжелый нужен не только для дальних экспедиций, но и для обеспечения национальной безопасности. Возможно, именно поэтому его под различными предлогами и отодвигают. Один из экспертов «ВПК» не исключает, что на решение научно-технического совета Роскосмоса отказаться от сверхтяжелого носителя в свое время повлияли американцы, которые сейчас сами серьезно работают над его созданием. Убрать конкурента – святое дело.

Напомним: 12 марта 2015 года состоялся НТС Роскосмоса, который принял «судьбоносное» решение – забыть на время о разработке сверхтяжелой РН и предложил вариант развития РН «Ангара-5» в «Ангару-А5В» с кислородно-водородной третьей ступенью. Подобные рекомендации, на реализацию которых пойдут огромные деньги, должны по идее воплощаться на конкурентной основе с предоставлением возможности всем сторонам доказывать свою позицию. Однако с некоторых пор в Роскосмосе стало правилом проводить конкурсы без конкурсов. Интересно, что прежний руководитель Олег Остапенко заявлял о бесперспективности «Ангары». Тогда ему не возражал ни один член НТС. Но через полтора года тот же совет признал за «Ангарой» будущее. Хотя рекомендованный НТС вариант тяжелой РН «Ангара-А5В» грузоподъемностью 35 тонн не отвечает долгосрочным потребностям России («Узковедомственная тяга»). Для равноправного участия в освоении космоса, включая дальний, нам в ближайшие пять лет надо иметь сверхтяжелый носитель грузоподъемностью 75 тонн.

Обратный отсчет - «Военные действия»


В 1987–1988 годах СССР смог стать единоличным хозяином орбит. Уникальная РН «Энергия» грузоподъемностью 100–105 тонн – настоящий подвиг советских ученых и специалистов. Одновременно существовала облегченная модификация «Энергия-М» грузоподъемностью 25–40 тонн. Это именно то, что обещает Роскосмос («Ангара-А5В») к 2025 году. Существование «Энергии» стало головной болью заокеанских «коллег». Их ракеты того периода да и современные уступают советской в три раза!

«Энергия» успела слетать дважды: с макетом боевой платформы массой 80 тонн (диаметр – 4,1 метра, длина – 37 метров) и с космическим многоразовым кораблем «Буран», который совершил потрясающую посадку в автоматическом режиме.

Однако в 1994 году программа была втихую закрыта, громадный задел уничтожен. В Пентагоне облегченно вздохнули и, получив передышку более чем на 20 лет, занялись созданием сверхтяжелой SLS грузоподъемностью 70–130 тонн. Для снижения стоимости использовали ноу-хау: на первой ступени применили мощные твердотопливные ускорители старта (ТТУ).

Готовность РН SLS – 2018 год. С ее появлением агрессия против российских спутников неизбежна. Нам надо возвращаться на общемировой путь развития, создавать собственную сверхтяжелую ХХI века, то есть с ТТУ на первой ступени. Но как, если на правительственном уровне уже утверждена новая ФКП?

Чище не значит лучше

Да простят меня ученые мужи в Роскосмосе, но авторитетные эксперты и коллеги называют переход с «Протона» на «Ангару», как и создание корпорации «Роскосмос», имитацией бурной деятельности. Летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Георгий Гречко недоумевал: «Зачем передали такую сложную систему – Роскосмос в руки эффективных менеджеров? Вы что, не знаете, что эффективные менеджеры эффективны только для себя? «Ангара» – это несуществующая ракета. Ее придумали еще при Ельцине, она уже морально устарела».

Мы помним, как 13 апреля 2015 года президента попытались, мягко говоря, ввести в заблуждение (сюжет показывался по ТВ). Тогда глава Роскосмоса Игорь Комаров представил 35-тонную «Ангару-А5В» как РН сверхтяжелого класса. Однако глава государства не купился: «Тяжелая и так была предусмотрена, речь должна идти о сверхтяжелой ракете. Об этом надо думать».

Думаем? Роскосмос объясняет свое неприятие сверхтяжелой тем, что для нее якобы нет полезной нагрузки. Замалчивается, что такая РН нужна не столько для дальнего космоса, сколько, повторим, для обороны и защиты своего места на орбите.

Игра с зачислением «Ангары-А5В» то в тяжелые, то в сверхтяжелые носители заставляет думать, что поручение главы государства вряд ли будет выполнено.

Представляя новую ФКП, Игорь Комаров отметил, что производство сверхтяжелой РН грузоподъемностью 70 и более тонн откладывается на неопределенный период. Глава НТС Юрий Коптев поддержал: «Судьбы сверхтяжелых ракет – нашей Н1-Л3 и «Сатурна» США показали бесперспективность их развития».

Так ли это?

Проект Н1-Л3 был закрыт после четырех подряд тяжелейших аварий на первой ступени, где стояли 30 ЖРД НК-15, разработанных КБ Н. Кузнецова и имеющих относительно небольшую тягу – 154 тонна-силы. Генеральный конструктор многоразового комплекса «Энергия» – «Буран» Валентин Глушко предупреждал, что такое количество одновременно работающих ЖРД требуемую надежность не обеспечат.

В противовес этому «Сатурн» был оснащен гигантскими ЖРД F-1 фон Брауна с тягой 680 тонна-силы, пять штук на первой ступени. Эксплуатация РН «Сатурн» прекратилась только после блестящего выполнения лунной программы. Американцы убедились в эффективности сверхтяжелого носителя, но для снижения стоимости и резкого повышения грузоподъемности разработали сверхмощные РДТТ с тягой 1000–1600 тонна-силы и оснастили ими первую ступень новейших SLS и «Арес».

Обратный отсчет - «Военные действия»
Так кто прав: американцы, которые продолжают создавать сверхтяжелые РН, или Роскосмос, благословивший в прошлом веке уничтожение РН «Энергия» и «Энергия-М», а в наши дни убедивший руководство страны включить в ФКП-25 «Ангару».

Она прилетела к нам из прошлого века. Ее ближайший родственник – знаменитый «Протон», которому в июле 2015-го исполнилось 50 лет.

Единственное полезное отличие – «чистые» компоненты. В остальном «Ангара» проигрывает. Например, она тяжелее на 55 тонн, а тяга на 22 тонна-силы меньше. Врожденный недостаток «Ангары» – слабая первая ступень и низкая весовая категория (760 т), которая потеряет актуальность к 2018–2020 годам. Тяговооруженность (в нашем случае это затраты тонна-силы на саморазгон при старте) составляют у «Ангары» 91 процент, у «Протона-М» – 84 процента, у твердотопливных ускорителей «Шаттла» – 60 процентов. Оставшиеся 9, 16, 40 процентов соответственно обеспечивают подъем вышестоящих ступеней. Видим, что «Ангара» едва поднимает сама себя и в 4,5 раза проигрывает ТТУ по эффективности.

Недостаточная тяговооруженность – хронический недостаток всех ЖРД. При создании сверхтяжелых ракет это стало критическим тормозящим фактором и потребовало принципиально нового подхода.

В авиации замена моторов типа автомобильных на реактивные двигатели обеспечила скачкообразный рост скоростей. Так и в нашем случае: применение ТТУ в первой ступени обеспечило скачок грузоподъемности американских сверхтяжелых РН SLS и «Арес». Закавыка в том, что эти ТТУ надо создать, а Роскосмос, как выражаются эксперты, твердотопливную тематику в упор не видит, бездоказательно ссылаясь на ее дороговизну. Хотя США, Индия, Япония, Европа рассматривают ТТУ как эффективное средство снижения стоимости вывода грузов на орбиту.

В Вооруженных Силах РФ твердотопливные ракеты с РДТТ почти полностью вытеснили ЖРД во всех ВВТ – от гранатомета до МБР, и везде поддерживается паритет с лучшими зарубежными образцами.

Единственный, кого не коснулся этот процесс, – Роскосмос. Здесь мы отстали по мощности от зарубежных РН в четыре-пять раз.

Общественность против

Огрехи проекта «Ангара» отмечены в широком ассортименте и представлены с серьезной технической аргументацией. Попробуем кратко изложить суть этих откликов-претензий к планам Роскосмоса.

В методической части:

-изначально неправильный выбор цели, что привело к критическому отставанию от мирового уровня в области космических ракет-носителей;
-замалчивание наиглавнейшей роли сверхтяжелой РН как гаранта нашего присутствия на орбитах и создания паритета в первую очередь в оборонной области и только потом в исследованиях дальнего космоса;
-отрицание того факта, что нокаутирующие санкции из космоса обрушатся на Россию в самом начале 2020-х годов с вводом в строй американской космической системы SLS/Orion, с этого момента проявится вся никчемность программы «Ангара» с ее многопусковой экспедицией на Луну в 2030-х годах;
наигранная уверенность в том, что США не решатся применить ракету SLS в военных целях.
Негативные аспекты технической стороны:

-беспомощность как «Ангары-5», так и «Ангары-5В» перед американской ракетой SLS в борьбе за информационное пространство;
-слабость первой ступени «Ангары-5», как следствие нереальность увеличения массы полезной нагрузки до 38 тонн, обещанных Роскосмосом;
-бесполезность и ненужность реализации «Ангары-5В», даже если будет создана 38-тонная РН, она никак не повлияет на соотношение сил;
-мелкомасштабность конечных задач, их расплывчатые формулировки, предусмотрительно удаленные на безопасную для авторов временную дистанцию с-роки исполнения (как следствие ответственность за результат отсутствует).
Любой пункт из перечисленных достаточен для того, чтобы усомниться в целесообразности проекта. В целом по результатам общественного обсуждения проект «Ангара» не может быть рекомендован как основа ФКП-2025. Наверное, он приемлем для Роскосмоса и Пентагона, но противоречит интересам России.

Вахтанг Вачнадзе, возглавлявший в 1977–1991 годах НПО «Энергия», вспоминает: «Разработали мы и облегченный вариант «Энергии», он назывался «Энергия-М». Это замечательный носитель – там ничего нового не нужно было делать… получилась ракета от 25 до 40 тонн полезной выводимой нагрузки. Нишу ныне используемой УР-500 («Протон») до 20 тонн и все, что сверху, можно было бы закрыть нашей уменьшенной «Энергией». Так что если бы проект «Энергия-М» сохранили, то сейчас он был бы очень прибыльным. А теперь уже и водорода в необходимых количествах не получить, все ликвидировали» («Энергия советского прошлого»). Это мнение человека, который проработал в отрасли всю жизнь, 15 лет возглавлял НПО «Энергия». Видимо, не зря говорят, что нет пророка в своем Отечестве…

Новая Военная доктрина, утвержденная президентом в декабре 2014 года, гласит, что при современном развитии техники ракетно-ядерного щита для защиты государства недостаточно. Возникли угрозы из космоса, способные лишить Россию информационного пространства. Значит, стране нужен ракетно-космический щит, создание которого возможно только при наличии сверхтяжелой РН, построенной на ноу-хау XXI века. Рано или поздно мы придем к пониманию этого. Вот только времени для решения столь серьезной задачи может не хватить.