• 15:00 – Дрон запечатлел битву волка и лося 
  • 03:00 – Число жертв крупнейшего теракта в Сомали выросло до 358 человек - «Политика» 
  • 18:00 – Компания из США может принять участие в строительстве ГЭС в Армении - «Новости Дня» 
  • 01:00 – Адвокат: Следствие по делу Сущенко закончено 

Православный "Талибан" России - «Общество»

Православный "Талибан" России - «Общество»

«Такой, как Иван Грозный, нам бы пригодился», — говорит Александр Калинин, 33-х лет, с мрачным взглядом и с окладистой бородой. Ворам надо отрубать руки, мат в общественных местах должен быть запрещен. Россия должна брать пример не с Запада, а с Ирана, сказал он три недели тому назад в одном интервью российскому новостному порталу Meduza.io.
Неизвестная до сих пор организация Калинина называется «Христианское государство». По его словам, он сплотил в интернете сотни верующих, мужчин и женщин, которые считают сегодняшнюю Россию безбожной. Его симпатизанты, похвалялся Калинин, стояли за волной угроз взрывов, которая прокатилась в сентябре по России. Уже две недели Калинин, имеющий судимость за убийство, сидит в следственном изоляторе. Его обвиняют в принуждении: с начала года он и его соратники разослали сотни угроз владельцам кинотеатров — если, мол, они покажут фильм Алексея Учителя «Матильда», то их подожгут.
Его единомышленники уже больше года протестуют против показа этого романа, который должен демонстрироваться с конца этого месяца в российских кинотеатрах. В фильме рассказывается о будущем русском царе Николае II и его афере с примабалериной. Последний монарх России почитается в русской православной церкви как святой. По мнению ортодоксальных твердолобов, фильм о его юношеской любви граничит с богохульством. Христианский фундаментализм для России не нов. Еще в Советском Союзе 80-х годов создавались такие националистически-религиозные движения как «Память», которые связывали веру во «всемирный сионистский заговор» с агрессивным христианством и монархизмом. Еще 15 лет назад умеренные христианские голоса, такие как священник и бывший советский диссидент Глеб Якунин предостерегали от радикалов. Тогда он говорил о «православном Талибане» (Талибан — организация, запрещенная в РФ — прим. перев.).



Конечно, православное христианство и «традиционные ценности» еще не были в начале 2000-х годов неофициальной государственной идеологией России. Это изменилось самое позднее в 2012 году из-за жестокого наказания артисток из Pussy Riot и из-за принятия законов «О защите чувств верующих» и против «гомосексуальной пропаганды», которые продвигала церковь. Неожиданно фундаменталисты почувствовали, что их поддерживают государство и церковь. Правда государство не пошло на дальнейшие требования фундаменталистов: гомосексуальность и аборты остались разрешенными.
Россия вступает в новую фазу «воинствующего христианства», говорит исследователь экстремизма Александр Верховский. Протесты становятся все более радикальными: неизвестные пытались поджечь бюро режиссера «Матильды» с помощью «коктейля Молотова», перед канцелярией адвоката Учителя были подожжены две автомашины — предположительно соратниками Александра Калинина. В Екатеринбурге один по-видимому ненормальный мужчина совершил поджог кинотеатра, никто не пострадал. Крупнейший российский кинопрокат уже заявил из-за опасения нападений, что не будет показывать «Матильду».
Этот фильм является лишь предлогом, считает Верховский. В действительности же речь идет об отношении между церковью и государством. «Это развитие является побочным следствием идеологизации христианства, которой занимается Кремль», — говорит исследователь экстремизма. То, что происходит теперь, стало, мол, для государства полной неожиданностью. Рехристианизация России, задуманная Кремлем в качестве инструмента власти, вышла из-под контроля. «У государства нет встречной стратегии. При расследовании быстро вышли бы на окружение церковного руководства», — говорит Верховский. Особая роль православной церкви вызывает вопросы, которыми не хочет так быстро заниматься ни один прокурор. Во всяком случае чиновники не хотят говорить о терроризме.
Быть может, это зависит от того, что у православных фундаменталистов в церкви есть влиятельные симпатизанты. К ним относятся, например, епископ Тихон и архиепископ Дмитрий Смирнов. Смирнов с пониманием относится к действиям исламистских террористов-смертников, в конечном счете они боролись за то, «чтобы ими не управляли педерасты». Епископ Тихон, который считается духовником Владимира Путина, открыто спекулирует о том, что убийство коммунистами царской семьи могло быть «ритуальным убийством» — старая антисемитская легенда, которую считают правдой многие из активистов, протестующих против «Матильды». «Где проходит граница между радикалами и видными деятелями церкви, часто не совсем ясно», — говорит Верховский. Тут мало помогает, когда церковь официально выступает против христианских преступников, называя их «псевдорелигиозными радикалами».
Научная сотрудница по вопросам религии Елена Волкова говорит даже о «государственном терроризме»: «Без терпимости со стороны государства не было бы никакого насильственного православного фундаментализма». По ее словам, фундаменталисты внутри церкви сидели бы как раньше в своих монастырях, не достигая широкой публики и не радикализируя дилетантов — это звучит иначе, чем у архиепископа Смирнова, у которого несколько передач на христианских телеканалах и есть собственный канал YouTube.
Однако теперь для Кремля это стало, очевидно, перебором: хотя российское государство и молчит по поводу твердолобых в церковном ведомстве, однако не по поводу радикальных дилетантов. Консервативный министр культуры России Владимир Мединский говорил в связи с угрозами в адрес владельцев кинотеатров о «беззаконии и цензуре». Депутаты Думы, которые посмотрели «Матильду» на закрытом показе, назвали фильм «великолепным» — причин для запрета показа, мол, не существует. Даже президент Владимир Путин похвалил режиссера Учителя, назвав его «патриотическим» и «талантливым». Четкое послание ярым активистам: хватит. Если они не примут это всерьез, то они могут стать угрозой для России, говорит Верховский. Тогда, мол, есть опасение, что против христианских активистов прокатится волна репрессий. Если же власти действительно захотят выступить против них, то им потребуется чуткая политическая интуиция: «Святыни, традиционные ценности — христианские фундаменталисты по сути говорят ни что иное как наши политики, только в радикальной форме».