• 11:03 – Тайный смысл, заложенный художниками в известных картинах ! - «Фото» 
  • 03:57 – Гагик Царукян намерен участвовать в парламентских выборах в Армении - «Политика» 
  • 05:57 – Тиллерсон рассказал Маккейну о своем отношении к России - «Новости Дня» 
  • 05:57 – Как глава Пущино решил свой квартирный вопрос - «Новости Дня» 

Прибалтов поманили разрешением на продажу шпрот в Россию - «Новости Дня»

Прибалтов поманили разрешением на продажу шпрот в Россию - «Новости Дня»
Российская пресса сообщает, что Москва может в этом году снять часть ограничений на поставки шпрот из Прибалтики. В частности, такое сообщение сделал помощник руководителя «Россельхознадзора» Алексей Алексеенко, сообщает корреспондент «NOVOSTI-DNY.Ru».
По словам Алексеенко, в настоящее время федеральная служба ждет от прибалтов предложений по возобновлению поставок. Алексей Алексеенко подчеркнул, что «прибалтийские коллеги выразили заинтересованность в возобновлении поставок». Чиновник добавил: «Заинтересованность возникла у них сразу же после заявления руководителя „Россельхознадзора“ Сергея Данкверта о том, что это (возобновление поставок — «NOVOSTI-DNY.Ru») возможно». При этом предприятия Латвии и Эстонии должны гарантировать, что устранили нарушения, из-за которых и был введен запрет на поставку в Россию шпрот.
О потерях, которые несут эстонцы и латыши из-за запрета экспорта шпрот в Россию рассказал обозреватель портала RuBaltic.Ru Андрей Стариков: «Импорт рыбоконсервной продукции с латвийских и эстонских предприятий попал под запрет в июне 2015-го. Прибалты бросились на поиски политической подоплёки такого решения. Президент Эстонского рыбного союза рассказал о дружеских беседах с российскими чиновниками, которые якобы „по секрету“ рассказывали, как от них требуют подобных действий. Шпротный вопрос „более политический, чем хозяйственный“, утверждал латвийский министр земледелия Янис Дуклавс. Сами производители, отказываясь признать несоответствие их продукции стандартам качества, объясняли запрет российской политикой импортозамещения, а обозреватель Latvijas avize Сандра Диезиня и вовсе сумела увязать шпрот-бойкот с тогдашним председательством Латвии в совете ЕС и саммитом „Восточного партнёрства“ в Риге. Столь абсурдная политизация экспорта прибалтийских рыбных консервов в Россию, конечно, самообман, wishful thinking».
Стариков напоминает, что шпроты и ранее подпадали под запрет в России по причине повышенного содержания бензапирена. «„Шпротные санкции“ — вопрос не политический, заверяют и в Москве. Дело в том, что хвалёные рыбные консервы из Прибалтики выпускались с изрядной долей бензапирена — сильного канцерогена, способного вызывать онкологические заболевания. Предприятия стран Прибалтики работают на устаревшем оборудовании для копчения рыбы, которое допускает повышенное содержание бензапирена в их продукции, пришли к выводу специалисты Россельхознадзора весной 2015 года в ходе проверки гарантий качества соответствующих санитарных служб Латвии и Эстонии. Но полностью исключить политическую компоненту из шпротного вопроса было бы тоже наивным упрощением. Когда соседи торгуют, а не воюют; когда не винят другого в мифической гибридной агрессии, не „сдерживают“ и не ратуют за санкции, найти компромиссное полюбовное решение с минимальными потерями не представляет больших проблем. Но это не прибалтийский случай. Потери латвийских игроков рыбоконсервной отрасли (в Эстонии действует лишь один консервный завод, не сильно зависящий от восточного соседа) продолжают множиться. Только за 2015 год предшествующая двухмиллионная прибыль латвийского производителя шпрот Gamma-A сменилась убытками в 1,06 млн евро, а оборот предприятия „просел“ на 34%. Вентспилсский рыбоконсервный комбинат, экспортирующий 80% своей продукции на российский рынок, брал перерыв в несколько месяцев, после чего перешёл на работу в „режиме выживания“: одна смена в день. Подобная судьба постигла и других производителей. Пострадали все», — пишет обозреватель.
Эксперт пишет, что в 2014 году в Латвии было произведено 62,3 тыс. тонн рыбных консервов на сумму 190 миллионов евро. Половина шла в Россию, 30% - в другие постсоветские республики, 20% - на Запад. Стариков подчеркивает: «На самом латвийском рынке оседало лишь несколько процентов „деликатесной“ продукции. Чтобы сохранить объёмы отрасли после запрета на экспорт, каждому жителю работоспособного возраста необходимо было купить 77 упаковок шпрот. Только вот шпроты — закуска нерегулярная. Ежедневного её поглощения не выдержит даже самый неприхотливый латышский желудок. Чуда не произошло. Больше рыбных консервов латыши есть не стали, а объёмы экспорта за 9 месяцев 2016 года составили лишь 18,1 тыс. т. Падение на 42% и в производстве, и в прибыли за год. Политики, конечно, предлагали спасительные рецепты: говорили о новых рынках, кивали на Китай, США. Тщетно. Пусть формально в течение полутора лет латвийские производители рыбных консервов и начали экспорт по 11 новым направлениям, активными из них остались лишь четыре: Китай, Египет, Гонконг и Сомали. Нетрудно догадаться, что объёмы на этих экзотических рынках абсолютно ничтожны — 400 тыс. евро. Не едят там сомнительный прибалтийский деликатес. Что остаётся делать в такой ситуации? Бизнесмены консервируют уже не рыбу, но производство, замораживают процесс изготовления, ожидая позитивного решения от Москвы. Политики хорохорятся. „Мне по-человечески жаль простых жителей России, потому что качественные латвийские продукты не попадают на их стол“, — наигранно сокрушается посол Латвии в Канаде Карлис Эйхенбаумс».